Author:
• Вторник, Март 30th, 2010

Варданян:

Я принял риск, раз. Второй раз я принял риск, когда в 1992 году Володя Кузнецов, генеральный директор «Тройки-Диалог», ушел в Goldman Sachs, открыл офис, и я стал генеральным директором в 23 года — генеральный директор «Тройки-Диалог». У меня в подчинении было 15 человек, я ничего не знал про инвестиционный банковский бизнес и я должен был строить инвестиционный банк, который должен был быть лучшим в России. И это, в общем, второй риск, который я взял на себя достаточно осознанно. А третье -я всегда относился к «Тройке» как к своей собственной компании, хотя я не был акционером. Я должен сказать, что я стал владельцем компании — основным, да? Я стал акционером в 1994 году — у меня было 10% акций — а реальным собственником компании я стал только в 2002 году. Но все меня знали только как Рубена, владельца «Тройки-Диалог». Потому что я относился к своему делу как к своему, хотя это было не мое по акциям — был Петр Дерби, был «Банк Москвы». И это тоже очень важно — как ты относишься. «Лояльность, лояльность, лояльность — с учетом её выбираем людей.» — «Hет,- говорю я,- если ты профессионал, то ты уже лоялен компании изначально. В профессионализме и заключается лояльность». Вот я к «Тройке» был очень лоялен — у меня были предложения намного лучшие финансовые, у меня были возможности как-то, по-другому строить свою карьеру – я принимал решение, что я остаюсь в «Тройке-Диалог», хотя мог быть не прав. Могло всё это привести… меня могла уволить, и всё это закончилось бы очень грустно и печально, я мог бы не сидеть здесь перед тобой, Олег, а наоборот, быть средним менеджером какой-нибудь средней компании, потому что могло закончиться очень грустно и печально в «Тройке». Этот тот риск, который ты берешь экономический, поэтому я немножко по-другому, видишь, прошел бизнес и предпринимательский бизнес, и риски брал другие.

You can follow any responses to this entry through the RSS 2.0 feed. You can leave a response, or trackback from your own site.
Оставьте свой отзыв