Author:
• Пятница, Июль 17th, 2009

ГЛАВА 7
(отрывок из книги о преп. Муне “Человек планеты, любящий мир”)

Если вы никогда не голодали, вы не сможете познать Бога. Когда мы испытываем голод, это дает нам возможность очень сильно приблизиться к Богу. Когда мы голодны, мы начинаем по-другому смотреть на окружающих нас людей и думаем: «Эта женщина могла бы быть моей матерью», или «Она могла бы быть моей старшей сестрой». Мы ждем, что кто-нибудь придет к нам и поможет. В таких ситуациях очень важно хранить в своем сердце сочувствие и доброту.

Проблема голода — это проблема не только отдельно взятых малоразвитых государств. Когда я отправился в Соединенные Штаты, я в первую очередь закупил грузовики для бесплатной раздачи пищи бедным людям. Люди умирают от голода даже в США, в стране с одним из самых высоких уровней жизни в мире, а ситуация в бедных странах вообще отчаянная до ужаса. Глядя на общую ситуацию в мире, я почувствовал, что наиважнейшая проблема в наше время — обеспечение достаточного количества пищи для людей. Решение проблемы голода немыслимо отложить даже на миг. Даже сейчас в мире от голода и связанных с ним проблем ежедневно умирает около двадцати тысяч человек. Мы не можем напускать на себя равнодушие только потому, что нашей собственной семье голод не грозит.

Если мы будем просто раздавать людям еду, это не решит проблему голода. Здесь необходим куда более серьезный подход. Я думаю, здесь можно применить два конкретных фундаментальных метода. Первый метод — обеспечить достаточные запасы недорогой еды, а второй — снабдить людей технологиями, с помощью которых они смогут победить голод своими собственными силами и средствами.

В будущем проблема голода обернется для человечества глубочайшим и серьезным кризисом. Невозможно снабдить всех людей в мире достаточным количеством пищи, используя для ее производства совсем небольшие, ограниченные территории, доступные для этой цели. Для решения этой проблемы мы должны заглянуть в глубь океана. Именно там, в океане, и содержится ключ к решению проблем голода в будущем. Вот почему я последние несколько десятилетий занимаюсь исследованием и разработкой ресурсов океана. Мы не сможем построить мир в нашем мире, не решив проблему голода.

На Аляске водится сайда; это рыбка длиной менее 15 дюймов, и она используется в качестве удобрения. Из этой рыбки получилась бы отличная еда, но люди не умеют ее готовить и поэтому используют как удобрение. Еще двадцать-тридцать лет назад мы могли бы попросить любого жителя Запада отдать нам бычьи хвосты, и он отдал бы их нам бесплатно. Корейцы с удовольствием готовят блюда из говяжьих костей и внутренностей, однако люди с Запада зачастую даже не догадываются о том, что они вполне съедобны. То же касается и рыбы. Примерно двадцать процентов рыбного улова во всем мире просто выбрасывается. Глядя на это, я думаю о людях, умирающих от голода, и мне становится больно. Рыба — это гораздо лучший источник протеина, чем говядина. Как было бы здорово приготовить для жителей бедных государств пироги или сосиски из рыбы!

Как только эта мысль пришла мне в голову, я тут же занялся разработкой проектов по сохранению и переработке большого количества рыбы. Нет никакого смысла вылавливать огромное количество рыбы, если вы не в состоянии разумно использовать весь улов. Даже самую лучшую рыбу невозможно сохранить свежей более восьми месяцев. Даже если ее заморозить и хранить в морозильной камере, в нее все равно попадает воздух через трещинки во льду, и она теряет влагу. Тогда мы заливаем эту рыбу водой и снова замораживаем ее, но к тому времени она полностью теряет свои вкусовые качества, и ее все равно выбрасывают.

Мы же забираем эту рыбу, которую иначе просто выкинули бы, и с успехом превращаем ее в рыбный порошок. Мы преуспели в том, с чем не справились даже такие развитые страны, как Франция и Германия.

Рыбу, превращенную в порошок, можно без проблем перевозить и хранить где угодно, даже в жарком и влажном климате. Рыбный порошок на 98% состоит из чистого протеина и является продуктом с самым высоким содержанием протеина. Вот почему с его помощью можно спасти людей, умирающих от голода. Из рыбного порошка можно также печь хлеб. Менее чем за десять минут живая рыба, которая еще бьется в сети, может превратиться в порошок. Этот порошок, приготовленный из свежей рыбы, помогал восполнить нехватку пищи в таких странах, как Хорватия, Албания, Афганистан, Руанда, Судан и Сомали. Спрос на рыбный порошок возрос до такой степени, что нам скоро нужно будет строить заводы по его производству и в других местах.

Океан скрывает в себе нескончаемые запасы пищи, однако единственный способ спасти человечество от голода — это разведение рыбы. Я уже вижу громадные здания, подобные небоскребам в крупных городах, построенные специально для разведения рыбы. С помощью целой системы водоснабжения можно выращивать рыбу в высотных зданиях или даже на вершинах гор. Благодаря разведению рыбы мы сможем произвести достаточное количество пищи для того, чтобы накормить все население Земли.

Океан для нас — это Божье благословение. Когда я выхожу в море, я полностью поглощен рыбалкой. Порой мне попадается осетр, а порой и рыба-меч. Я занимаюсь рыбалкой еще и для того, чтобы научить рыбачить тех, кто этого не умеет. В Южной Америке я несколько месяцев подряд брал с собой в море местных жителей, не знакомых с рыбалкой, и учил их ловить рыбу. Я сам распутывал рыболовецкие сети и тратил три или четыре часа на то, чтобы показать людям, как правильно их распутывать.

Для обеспечения себя необходимым запасом недорогой пищи человечество должно будет начать исследовать ресурсы океана. Именно океанские глубины плюс обширные травянистые луга, сохранившиеся в своем первозданном виде, станут для нас источником благополучия.

Эта задача будет не из легких. Нам придется отправиться туда, где климат такой жаркий и влажный, что там даже двигаться-то трудно, и трудиться там с полной самоотдачей и посвященностью.
Культивирование нетронутых земель в тропических районах невозможно без любви к человечеству, которая выражается в страстности и посвященности.

В Жардиме, что находится в Бразилии, жить очень нелегко. Там очень жаркий климат и великое множество самых разных насекомых, неизвестных науке, которые отчаянно кусаются. Я жил в этих местах и подружился там с птицами и змеями. Я не мог там даже носить обувь и ходил босиком, ощущая под ногами красную жардимскую почву и своим видом напоминая местного крестьянина. Когда я отправлялся на речку порыбачить, я выглядел как рыбак. Вы получаете право возделывать первозданные леса лишь в том случае, когда люди, глядя на вас, говорят: «Взгляните-ка — он настоящий фермер! Это настоящий рыбак!» Все это будет не под силу тому, кому необходимы восемь часов сна в чистой и удобной кровати, сытное трехразовое питание и возможность время от времени вздремнуть под тенистой кроной дерева.

Я расскажу вам один эпизод, который произошел, когда мы развивали один из наших проектов в Парагвае. Мы вместе с группой наших членов жили в маленькой избушке в форт-Олимпо. Там был лишь один туалет, и каждое утро к нему выстраивалась очередь. Я вставал ежедневно в три утра, делал зарядку и отправлялся на рыбалку. Из-за этого членам Церкви, которые были вместе со мной, было весьма нелегко. Им приходилось рано поутру управляться с наживкой еще до того, как окончательно проснуться.

Когда мы брали лодку и выходили в море, нам приходилось миновать несколько частных территорий и лишь затем становиться на якорь. Открывать одни ворота за другими в кромешной тьме было очень нелегко. Однажды утром члены слишком долго возились с одним из замков, безуспешно пытаясь открыть его, и я закричал на них: «Что вы там делаете?!» Я кричал так громко и яростно, что даже сам удивился — представляю, как неловко было нашим братьям… Но я чувствовал, что не могу позволить себе потерять ни секунды драгоценного времени; я просто не могу безучастно стоять и смотреть на это. У меня перед глазами постоянно висит список дел, которые я должен закончить до того, как будет построен мир во всем мире, поэтому я нахожусь в постоянной спешке.

Когда я рыбачил на речке перед рассветом, надо мной черными тучами кишели комары. Их жала были такими острыми, что прокусывали даже двойную джинсовую ткань! В предрассветной тьме мы не видели своих поплавков, поэтому нам приходилось привязывать к леске белые пластиковые бутылки. Я просто не мог ждать, пока взойдет солнце. Я слишком спешил…

Я до сих пор скучаю по Жардиму. Я скучаю по всему, что там было. Закрыв глаза, я чувствую, как горячий ветер Жардима обдувает мое лицо. Незначительные неудобства для тела — это мелочи; все наши физические страдания очень быстро забываются. Счастье в нашем сердце — вот что действительно важно. А в Жардиме я был счастлив.

You can follow any responses to this entry through the RSS 2.0 feed. You can leave a response, or trackback from your own site.
Оставьте свой отзыв